АСО, Юрий Симонов, Максим Венгеров (скрипка) : Московская государственная академическая филармония
Закрыть

20 октября завершается продажа абонементов. Перейти к списку абонементов

    АСО, Юрий Симонов, Максим Венгеров (скрипка)

    3 ноября 2011

    Концертный зал имени П. И. Чайковского

    схема проезда
    В программе:
    Бетховен
    Брамс

    12+

    Абонемент №5:

    АСО Московской филармонии, дирижер Юрий Симонов

    К 60-летию оркестра

    Исполнители:

    Академический симфонический оркестр Московской филармонии
    Художественный руководитель и главный дирижёр – Юрий Симонов

    Дирижер – Юрий Симонов

    Солист – Максим Венгеров (скрипка)

    В программе:

    Бетховен (1770-1827)
    «Эгмонт», увертюра из музыки к трагедии И. В. фон Гете фа минор, соч. 84 (1809-1810)
    Концерт для скрипки с оркестром Ре мажор, соч. 61 (1806)

    Брамс (1833-1897)
    «Симфония в танце» (все Венгерские танцы – №№ 1-21)
    Составитель Юрий Симонов

    «Эгмонт», увертюра из музыки к трагедии И. В. фон Гете фа минор, соч. 84 (1809-1810)

    «В ближайшем будущем Вы получите … музыку к «Эгмонту», к этому великолепному «Эгмонту», которого я воплощал в звуках с таким же горячим увлечением, с каким я его читал, будучи в мыслях и в чувствах всецело захвачен Вами. Я очень хотел бы узнать Ваше суждение… Даже порицание будет полезным для меня и для моего искусства, и я приму его так же охотно, как высшую похвалу». Так писал Бетховен Гете в начале 1811 г., посылая великому драматургу свою музыку к трагедии «Эгмонт», написанную двумя годами ранее.

    Произведение Гете посвящено борьбе нидерландцев за независимость от испанского владычества в конце XVI века. Бетховена, свято верившего в героический идеал эпохи Просвещения, привлек образ борца за свободу графа Эгмонта, отважившегося идти против могущественного противника – герцога Альбы – и бесстрашно смотрящего в глаза смерти; привлек и возвышенный образ его возлюбленной Клерхен, готовой пожертвовать собой ради спасения любимого. Сам Гете отводил в «Эгмонте» очень большую роль музыке, предполагал ее звучание в важнейшие моменты пьесы. Довольно критично относившейся к творчеству Бетховена, он, тем не менее, был восхищен музыкой к «Эгмонту» и в ответном письме пообещал Бетховену заново поставить пьесу в Веймарском театре с его музыкой, а также пригласил композитора в Веймар.

    Бетховенская музыка к «Эгмонту» Гете включает в себя десять номеров. Увертюра, концентрированно передающая основную идею драмы, по высочайшему мастерству и драматургической цельности не уступает симфониям. Она прочно заняла место в исполнительской практике как отдельное концертное произведение.

    Концерт для скрипки с оркестром Ре мажор, соч. 61 (1806)

    Единственный у Бетховена Концерт для скрипки с оркестром принадлежит к числу самых сложных произведений скрипичного репертуара. Дело не столько в технических трудностях, не имеющих самодовлеющей ценности, сколько в глубине содержания, требующего высокой исполнительской зрелости.

    История создания этого произведения связана с именем выдающегося скрипача начала XIX века Франца Клемента (1780-1842) – руководителя Венского театра, где состоялась премьера оперы Бетховена «Фиделио». В свои двадцать шесть лет Клемент был известен в музыкальных кругах Австрии как блестящий исполнитель и композитор. В 1806 году он решил устроить свой собственный бенефис: собрал оркестр из дружески расположенных к нему коллег и составил программу из произведений Моцарта, Керубини и Генделя. Но для такого концерта ему не хватало чего-то, что смогло бы привлечь интерес публики, тем более что все это происходило в предрождественские дни. Тогда Клемент предложил Бетховену написать для него скрипичный концерт. Работая с невероятной скоростью, композитор закончил дописывать партитуру буквально за несколько часов до начала концерта. По легенде, на концерте Клемент читал свою партию с листа, но в действительности к тому времени он, скорее всего, уже видел большую часть произведения, встречаясь с автором в процессе работы.

    На премьере сочинения 23 декабря 1806 года Клемент исполнил первую часть концерта до перерыва, а все остальные – во втором отделении: это было обычным явлением в то время. В течение антракта скрипач развлекался тем, что импровизировал соло на темы концерта и при этом перевернул скрипку декой вверх. Этот акробатический трюк послужил началом еще одной легенды о том, что Клемент дополнил концерт Бетховена собственной фантазией для «перевернутой» скрипки.

    Бетховен часто посвящал свои сочинения аристократам, платившим немалые деньги за эту честь. Однако, когда подошел черед публикации Скрипичного концерта в 1808 году, он предпочел отдать должное своему другу детства Стефану фон Бройнингу. Будучи ребенком, Бетховен не раз и не два спасался от нелепых требований отца, злоупотреблявшего алкоголем, в доме Бройнингов. Он и Стефан остались друзьями на всю жизнь. Вскоре после публикации Концерта композитор задумал сделать его переложение для фортепиано, посвященное невесте Бройнинга девятнадцатилетней Жюли. Бетховен часто бывал в доме своих молодых друзей в Вене и импровизировал для них на фортепиано.

    Официальная критика не сразу оценила по достоинству новый шедевр Бетховена. Однако замечательная музыка быстро завоевывала популярность у слушателей и исполнителей, и вскоре Скрипичный концерт Бетховена – одно из самых прекрасных произведений этого жанра – стал подлинной жемчужиной репертуара крупнейших скрипачей мира.

    «Симфония в танце» (все Венгерские танцы №№ 1–21)

    «Венгерские танцы» Брамса, как и венгерские рапсодии Листа, «Венгерский дивертисмент» Шуберта и «Цыганский барон» Й. Штрауса являются ярчайшим примером взаимодействия самобытной национальной культуры с общеевропейской.

    Своим появлением эти чудесные произведения обязаны творческому тандему Брамса с талантливым венгерским скрипачом Эде Ременьи. Молодые люди совершали в 1853 г. концертные поездки, во время которых исполняли не только классический репертуар, но и цыганские (венгерские) народные мелодии, подбирая их по слуху и украшая импровизациями. Впоследствии эти мелодии стали теми самыми «венгерскими танцами», которые принесли Брамсу такую популярность. Искусство темпераментного скрипача давало Брамсу пример полной свободы, которую он и сам обретал на эстраде, а венгерские мелодии и ритмы стали для него символом открытого и свободного выражения чувств.

    Как глубоко врезался этот образ в творческое сознание Брамса, если он воспроизвел его спустя 16 лет (в варианте для фортепиано в 4 руки) и продолжал возвращаться к «Венгерским танцам» на протяжении более десяти лет! В 1869 г. вышли из печати две тетради танцев №№ 1 - 10 для фортепиано в 4 руки, в 1872 году – их авторское переложение для фортепиано в 2 руки, в 1880 - 1881 гг. появились еще две тетради «Венгерских танцев» №№ 11 - 21. Удивительны достоверность «Венгерских танцев», сочетание серьезности и юмора, страсти и озорства, буйства и щемящей тоски.

    При жизни Брамса в 1874 г. в издательстве Зимрока были изданы авторские оркестровые варианты трех венгерских танцев (№№ 1, 3 и 10), впоследствии остальные пьесы были оркестрованы разными авторами, в том числе А. Дворжаком.

    Маэстро Юрий Симонов провел уникальную работу, составив из «Венгерских танцев» Брамса целую симфонию. В соответствии со своим видением этого сочинения, Ю. Симонов показал симфонизм развития венгерского мелоса в обработках Брамса. Обращение дирижера к «Венгерским танцам» не случайно. Его связывает с венгерской культурой давние творческие контакты: Ю. Симонов является основателем оркестра Liszt - Wagner в Будапеште, постоянным приглашенным дирижером Венгерского национального оперного театра, проводил летние международные мастер-курсы в Будапеште и Мишкольце. Венгерское телевидение сняло о Ю. Симонове три фильма. Маэстро награжден также «Офицерским крестом» Венгерской Республики. Обращение Ю. Симонова к венгерской классике — яркий символ взаимопроникновения двух культур.

    Максим Венгеров

    Максим Венгеров – всемирно известный скрипач и дирижер, дважды лауреат премии Grammy. Родился в 1974 году в Новосибирске. C 5 лет учился у заслуженного деятеля искусств Галины Турчаниновой сначала в Новосибирске, затем в ЦМШ при Московской консерватории. В 10 лет продолжил обучение в Средней специальной музыкальной школе при Новосибирской консерватории у профессора Захара Брона, с которым в 1989 году переехал в Любек (Германия).

    Выступал на лучших сценах мира с ведущими оркестрами под управлением прославленных дирижеров, в числе которых Клаудио Аббадо, Даниэль Баренбойм, Валерий Гергиев, Колин Дэвис, Шарль Дютуа, Вольфганг Заваллиш, Лорин Маазель, Курт Мазур, Зубин Мета, Риккардо Мути, Михаил Плетнев, Антонио Паппано, Юрий Темирканов, Владимир Федосеев, Мюнг-Вун Чунг, Марис Янсонс и др. Тесно сотрудничал с Мстиславом Ростроповичем, Георгом Шолти, Иегуди Менухиным, Карло Мария Джулини. Сегодня в ряду наиболее близких творческих партнеров Венгерова – Ида Гендель, Джошуа Белл, Александр Торадзе. 

    Победитель ряда международных конкурсов, в том числе имени Карла Флеша в Лондоне (1990). В 1995 году был удостоен Премии Академии Киджи в Сиене. Записал весь основной скрипичный репертуар, получил множество премий за звукозаписи (некоторые из них – неоднократно): Grammy, Gramophone Award, Edison Award, ECHO Klassik, Academie du Disque Victoires de la Musique, Diapason d’Or и др. За достижения в исполнительском искусстве был удостоен Премии Gloria, учрежденной Мстиславом Ростроповичем, и Премии имени Шостаковича от Благотворительного фонда Юрия Башмета. 

    Венгеров обучался искусству дирижирования – у Вага Папяна (ученика Ильи Мусина) и профессора Юрия Симонова, консультировался у Валерия Гергиева и Владимира Федосеева. В начале дирижерской карьеры многократно выступал с Фестивальным камерным оркестром Вербье в городах Европы и Японии, совершил с ним турне по Северной Америке; именно тогда состоялся успешный дебют маэстро в нью-йоркском Карнеги-холле, высоко отмеченный американской прессой. Вскоре началось регулярное сотрудничество Венгерова с известными симфоническими оркестрами. В их ряду Большой симфонический оркестр имени Чайковского, Симфонический оркестр Мариинского театра, «Виртуозы Москвы», Академический симфонический оркестр Московской филармонии, Филармонический оркестр Бергена, Sinfonietta Cracovia, Концертный оркестр Би-би-си, оркестр фестиваля Иегуди Менухина в Гштааде, Филармонические оркестры Осло и Тампере, оркестр Азербайджанской государственной филармонии в Баку (главный приглашенный дирижер) и другие. 

    О Максиме Венгерове снято несколько музыкальных фильмов, в том числе Playing By Heart (1998, по заказу Би-би-си) и Living The Dream (2008, удостоен Gramophone Award UK как лучший документальный фильм). Он неоднократно участвовал в жюри международных конкурсов скрипачей: имени Иегуди Менухина в Лондоне, Кардиффе и Осло, конкурса в Монреале, имени Генрика Венявского в Познани, а также конкурса дирижеров имени Донателлы Флик в Лондоне. 

    В 1997 году Венгеров стал первым среди представителей академической музыки Послом доброй воли ЮНИСЕФ и выступил под этим титулом с серией концертов в Уганде, Таиланде и Косово. С тех пор он постоянно занимается благотворительной деятельностью, участвует в просветительских проектах, уделяет много внимания проблемам детей и молодежи, поддержке и развитию музыкального образования во всем мире. Он патронирует музыкально-образовательный проект MIAGI (Music Is A Great Investment / «Музыка – величайшая инвестиция») в Южной Африке. Почетный профессор ряда музыкальных вузов мира, среди которых лондонская Королевская академия музыки. Дает мастер-классы в разных странах мира и поддерживает школу «Музыканты будущего» в Мигдале (Израиль) для обучения юных артистов по специальным программам.