Даргомыжский – «Русалка».
    Большой симфонический оркестр
    имени П. И. Чайковского

    23 сентября 2013

    Концертный зал имени П. И. Чайковского

    схема проезда
    Видеозапись концерта

    «Великий учитель музыкальной правды» Александр Сергеевич Даргомыжский – одна из ключевых фигур в становлении русской композиторской школы. Его творчество стало своеобразным мостом между М. И. Глинкой и композиторами «Могучей кучки». Именно Даргомыжский дал начало творческим исканиям М. П. Мусоргского, а затем Д. Д. Шостаковича и его современников. Его психологизм и тяготение к интонациям городских жанров открыли эту малоосвоенную «кучкистами» область музыки для П. И. Чайковского. Пристальное внимание к внутреннему миру героев, к сюжетам об «униженных и оскорбленных» созвучны также веризму, которому ещё только предстояло появиться в Италии конца XIX века.

    Даргомыжский стал основоположником реалистического направления в русской музыке, тяготея к драматически-насыщенным сюжетам, к интонациям русских песен и городских романсов, к поэзии А. С. Пушкина. Пушкинское слово привело композитора к поиску новых средств выразительности – и, прежде всего, нового типа мелодии. Он стремился к воспроизведению живых интонаций человеческой речи, и своё творческое кредо сформулировал в афористической фразе: «Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды». Даргомыжский создал две оперы на пушкинские сюжеты: первую русскую лирико-психологическую бытовую драму «Русалка» и новаторскую речитативную оперу «Каменный гость», а также кантату «Торжество вакха» и несколько романсов, среди которых такие вершины жанра, как «Я вас любил», «Восточный романс», «Что в имени тебе моём», «Ночной зефир». К романсам композитор обращался на протяжении всей жизни, и они стали для него своеобразной «творческой лабораторией». Здесь А. С. Даргомыжский реализует свои новаторские искания, существенно расширяя не только все средства музыкального языка, но и сам жанровый диапазон – вплоть до театрализованных сценок и сатирических песен. Каждый сюжет – это целостная драматическая миниатюра, где в ёмкой лаконичной форме переданы подчас самые сильные эмоции. Б. В. Асафьев писал о Даргомыжском: «Он стремится ухватить моменты решительные: напряжение страсти, драматический конфликт, острый миг горя, ужаса и боли. […] Даргомыжский оказался смелее и разностороннее Глинки, потому что был композитором, заставшим другую эпоху и инстинктивно её отразившим в своих изумительных романсах».

    Умение создавать яркие характеристики, рельефные и при этом естественные мелодии принесло композитору любовь певцов и слушателей. Его оперы и романсы оказались близки культурным веяниям ХХ века с их стремлением к правде жизни и воплощению народного духа.