Джакомо Мейербер
    Опера «Гугеноты» (1836)

    16 декабря 2018, начало в 15:00

    «Филармония-2». Виртуальный зал

    схема проезда

    Опера «Гугеноты» (1836)

    Композитор — Джакомо Мейербер
    Либретто Эжена Скриба и Эмиля Дешана

    Дирижёр Микеле Мариотти

    Режиссёр Андреас Кригенбург

    Художник-постановщик Харальд Б. Тор
    Художник по костюмам Таня Хофман
    Художник по свету Андреас Грютер
    Хореограф Зента Хертер
    Хормейстер Хосе-Луис Бассо

    Оркестр и хор Парижской оперы

    Действующие лица и исполнители:
    Маргарита Валуа Лизетт Оропеса
    Рауль де Нанжи Йозеп Канг
    Валентина Эрмонела Яхо
    Урбан Карин Дейе
    Марсель Николя Тесте
    Граф де Сен-Бри Пол Гей
    Фрейлина Жюли Робар-Жандр
    Коссе, студент-католик Франсуа Ружье
    Граф де Невер Флориан Семпе
    Таван, первый монах Сирил Дюбуа
    Меру, второй монах Михаль Партыка
    Торе, Моревер Патрик Боллер
    Ретц, третий монах Томислав Лавуа
    Танцовщица, девушка-католичка, цыганка Элоди Аш
    Буа-Розе, лакей Филипп До
    Лучник-дозорный Оливье Айо
    Танцовщик Венсан Морель
    Четыре дворянина Джон Бернард, Сирил Ловиги,
    Бернар Аррьета, Фабио Белленги

    Ведущий — Ален Дюо

    Исполняется на языке оригинала с русскими субтитрами

    Запись спектакля 2018 года

    Продолжительность: 5 часов 20 минут,
    включая два 30 и 45 минутных антракта

    16+

    Купить билеты

    Визит Джакомо Мейербера в Париж в 1825 году преобразил весь оперный жанр.  Композитор установил каноны жанра «большой оперы», сделав исторические события основной темой опер XIX века. 

    «Гугеноты» – монументальное полотно о нескольких обречённых историях любви на фоне резни в Варфоломеевскую ночь. Премьера состоялась в Парижской опере, затем, в 1936 году, опера отметила своё столетие и после более чем тысячи представлений была снята с репертуара и отправлена в архивы Пале-Гарнье. Извлекая её из забвения, режиссер Андреас Кригенбург помещает извечный конфликт между любовью и религией во вневременное пространство, где костюмы кажутся ещё более пышными, а алая кровь жертв – ещё более яркой.