Йонас Кауфман в опере Руджеро Леонкавалло «Паяцы» : Московская государственная академическая филармония
Закрыть

Уважаемые слушатели, информацию о процедуре возврата билетов на концерты,
отмененные в связи с объявленным в г. Москве запретом на проведение массовых мероприятий,
вы можете посмотреть здесь. Берегите себя и будьте здоровы!

    Йонас Кауфман
    в опере Руджеро Леонкавалло «Паяцы»

    19 сентября 2020

    «Филармония-2». Виртуальный зал

    схема проезда

    Руджеро Леонкавалло «Паяцы»,
    Музыкальная драма в 2-х действиях с прологом
    Постановка Зальцбургского
    Пасхального фестиваля, 2015 год

    Режиссёр-постановщик – Филипп Штёльцль

    Оркестр Дрезденской государственной капеллы
    Детский хор Зальцбургского фестиваля
    Зальбургский Баховский хор
    Хор Дрезденской государственной оперы

    Дирижёр – Кристиан Тилеманн

    Действующие лица и исполнители:
    Канио – Йонас Кауфман
    Недда – Мария Агреста
    Тонио – Димитри Платаниас
    Беппе – Танзель Акцейбек
    Сильвио – Алессио Ардуини

    Исполняется на итальянском языке

    Продолжительность – 1 час 25 минут без антракта

    16+

    «Опера как великое романтическое кино» – написал журнал Salzburger Nachrichten о двух одноактных операх «Сельская честь» и «Паяцы», которые привлекли внимание публики и обеспечили рекордную посещаемость на Зальцбургском пасхальном фестивале. Неудивительно, ведь «Йонас Кауфман, для которого в обоих случаях это был дебют, продемонстрировал великолепную форму» (Daily Telegraph). «Кауфман поёт настолько лирически, с такой итальянской ноткой, сочностью, с безупречным верхом, что это вызывает истинное наслаждение» («Курьер»). Не менее впечатляющими являются Тилеманн – «сверхдирижёр» (Daily Telegraph) и оркестранты, которые «находят время для чувствительных, мелодичных, душевных портретов, одновременно создавая непревзойденную драму в самый подходящий момент. То, что мы слышим из оркестровой ямы, сенсационно по своим нюансам» («Курьер»).

    Художником-постановщиком выступил сам режиссёр фильма и оперы Филипп Штёльцль, что сделало спектакль невероятно динамичным. Штёльцль делит сцену на несколько уровней, поставив массовые сцены внизу, а личные переживания наверху – последнее проецируется с помощью крупных планов в фильме. «Курьер» настаивает, что такая продукция «просто обязана называться первоклассной». «Захватывающий спектакль»  – заключает Daily Telegraph.